Илья Иванович Иванов (р. 1870), российский биолог-животновод, разработавший метод искусственного осеменения домашних животных и организовавший в 1901 году первый опытный пункт искусственного осеменения лошадей в селе Долгом Орловской губернии.

Илья Иванович Иванов родился в городе Щигры, Курской губернии. Он окончил Харьковский университет в 1896 году и стал профессором в 1907 году. Он проводил исследовательскую работу в заповеднике Аскания-Нова, в Государственном институте экспериментальной ветеринарии (1917—1921, 1924—1930), на Центральной опытной станции по вопросам размножения домашних животных (1921—1924), и в Московском высшем зоотехническом институте (1928—1930).
В начале XX века Илья Иванович Иванов провел работу по усовершенствованию процесса искусственного осеменения и его практического применения в разведении лошадей. Он доказал, что эта технология позволяет одному жеребцу-производителю оплодотворить до 500 кобыл (вместо 20-30 с помощью природного процесса), представители конезаводов со всех частей мира часто посещали станцию Иванова.
Илья Иванович Иванов также был пионером в практике использования искусственного осеменения для получения различных внутривидовых гибридов. Он был первым (или одним из первых) биологом который вывел и изучал гибрид зебры и осла, зубра и домашней коровы, антилопы и коровы, мыши и крысы, мыши и морской свинки, морской свинки и кролика, кролика и зайца, и много остальных. В то время генетика как наука ещё находилась в зачаточном состоянии, существовало широкое мнение, что подобные гибриды могут положить начало новым видам домашних животных, поэтому работа Иванова считалась очень важной.
Эксперименты по гибридизации человека-обезьяны
Одним из самых спорных экспериментов Иванова является попытка создать гибрид человека и обезьяны. Ещё в 1910 году, во время его выступления перед Всемирным конгрессом зоологов в Граце, он описал возможность получения подобного гибрида используя искусственное осеменение.
В 1924 году, во время его работы в институте Пастера в Париже, Иванов получил разрешения от директоров института для использования экспериментальной станции приматов в Киндии, Французская Гвинея, для подобного исследования. Иванов попытался получить поддержку для эксперимента от Советского правительства. Он написал несколько писем наркому народного просвещения Анатолию Васильевичу Луначарскому и другим официальным лицам. В конце концов его предложением заинтересовался Николай Петрович Горбунов, управляющий делами Совета Народных Комиссаров СССР. В сентябре 1925 года, Горбунов помог выделить $10000 академии наук для африканских экспериментов Иванова.
В марте 1926 года, Иванов прибыл на станцию в Киндии, но провел там всего лишь один безрезультатный месяц. Как оказалось, эта станция не имела шимпанзе достигших половой зрелости. Он вернулся во Францию, и через переписку получил разрешение от колониального губернатора Гвинеи на проведение экспериментов в ботанических садах Конакри.
Иванов прибыл в Канакри в ноябре 1926 года сопровождаемый своим сыном, также Ильей, который собирался ассистировать в его экспериментах. Иванов контролировал отлов взрослых шимпанзе внутри колонии, после чего они были перевезены в Конакри и содержались в клетках ботанических садов. 28 февраля 1927 года, Иванов произвел искусственное осеменение двух шимпанзе женского пола полученной от добровольцев человеческой спермой. 25 июня он провел осеменение третьей обезьяны. Ивановы покинули Африку в июле, они взяли с собой тринадцать шимпанзе, включая трех использованных в его экспериментах. Они уже знали, что первые две обезьяне не забеременели. Третья шимпанзе умерла во Франции, и также была определена как не беременная. Остальные шимпанзе были отправлены в новую станция приматов в Сухуми.
Иванов пытался организовать осеменение человеческих женщин спермой шимпанзе ещё в Гвинеи, однако французское колониальное правительство не одобрило этот эксперимент, также не осталось никаких документов подтверждающих этот факт. Иванов писал:
Необходимо не только увеличить число опытов искусственного осеменения самок шимпанзе спермой человека, но и поставить опыты реципрокного скрещивания. Последние организовать в Африке гораздо труднее и сложнее, чем в Европе или у нас. Женщин, желающих подвергнуться опыту, несравненно легче найти в Европе, чем в Африке. Для этого рода опытов достаточно иметь 2-3 взрослых самцов антропоморфных обезьян.
После возвращения в Советский Союз в 1927 году, Иванов предпринял ещё одну попытку провести осеменение женщин спермой обезьяны в Сухуми. В 1929 году, с помощью Горбунова, он получил поддержку от общества биологов-материалистов, группы из коммунистической академии. Весной 1929 года, общество организовало комиссию по планированию экспериментов Иванова в Сухуми. Комиссия решила, что потребуется по крайней мере пять женщин-добровольцев для этого исследования. В июле 1929 года, ещё до начала эксперимента, Иванов узнал, что единственная обезьяна мужского рода в Сухуми, орангутанг достигший половой зрелости, умер. Новая партия шимпанзе достигла Сухуми лишь летом 1930 года.
Ссылка и смерть
В ходе политической чистки в советском научном обществе, Горбунов и другие ученые принимавшие участие в планировке Сухумского эксперимента потеряли свои позиции. Весной 1930 года Иванов подвергся политической критике в его институте, и 13 декабря 1930 года он был арестован. Он получил пять лет ссылки в Алма-Ату, где он работал в Казахском ветеринарно-зоотехническом институте до своей смерти от инсульта 20 марта 1932 года.
Академик Иван Петрович Павлов написал его некролог опубликованный в 1933 году в журнале «Природа».
Интересные факты
• Некоторые авторы высказывают гипотезу, что так называемый снежный человек - результат опытов засекреченных последователей И.И. Иванова:
Как знать, может быть, нашенский «снежный человек» является не йети, а результатом экспериментов в клиниках ОГПУ/НКВД?

Википедия